23:42 

Ляо читает Ленина, I

Ляо Чжай
Деяния далекой старины Погребены в безвестности давно. Династий возвышенье или крах — Что мне до них? Не все ли мне равно!
Вот интересная выдержка из замечательной книги "Государство и революция":

Начнем с самого распространенного сочинения Фр. Энгельса: «Происхождение семьи, частной собственности и государства», которое в 1894 году вышло в Штутгарте уже 6-ым изданием. Нам придется переводить цитаты с немецких оригиналов, потому что русские переводы, при всей их многочисленности, большей частью либо неполны, либо сделаны крайне неудовлетворительно.

«Государство – говорит Энгельс, подводя итоги своему историческому анализу, – никоим образом не представляет из себя силы, извне навязанной обществу. Государство не есть также «действительность нравственной идеи», «образ и действительность разума», как утверждает Гегель. Государство есть продукт общества на известной ступени развития; государство есть признание, что это общество запуталось в неразрешимое противоречие с самим собой, раскололось на непримиримые противоположности, избавиться от которых оно бессильно. А чтобы эти противоположности, классы с противоречивыми экономическими интересами, не пожрали друг друга и общества в бесплодной борьбе, для этого стала необходимой сила, стоящая, по-видимому, над обществом, сила, которая бы умеряла столкновение, держала его в границах «порядка». И эта сила, происшедшая из общества, но ставящая себя над ним, все более и более отчуждающая себя от него, есть государство»

Здесь с полной ясностью выражена основная идея марксизма по вопросу об исторической роли и о значении государства. Государство есть продукт и проявление» непримиримости классовых противоречий. Государство возникает там, тогда и постольку, где, когда и поскольку классовые противоречия объективно не могут быть примирены. И наоборот: существование государства доказывает, что классовые противоречия непримиримы.
Именно по этому важнейшему и коренному пункту начинается искажение марксизма, идущее по двум главным линиям.
С одной стороны, буржуазные и особенно мелкобуржуазные идеологи, – вынужденные под давлением бесспорных исторических фактов признать, что государство есть только там, где есть классовые противоречия и классовая борьба, – «подправляют» Маркса таким образом, что государство выходит органом примирения классов. По Марксу, государство не могло бы ни возникнуть, ни держаться, если бы возможно было примирение классов. У мещанских и филистерских профессоров и публицистов выходит, – сплошь и рядом при благожелательных ссылках на Маркса! – что государство как раз примиряет классы. По Марксу, государство есть орган классового господства, орган угнетения одного класса другим, есть создание «порядка», который узаконяет и упрочивает это угнетение, умеряя столкновение классов. По мнению мелкобуржуазных политиков, порядок есть именно примирение классов, а не угнетение одного класса другим; умерять столкновение – значит примирять, а не отнимать у угнетенных классов определенные средства и способы борьбы за свержение угнетателей.


Так-то. Государство - орган классового господства, и ничего более. Я уже писал как-то, что государство, как продукт общественного договора, является не более чем инструментом. Комментарии к Марксу и Энгельсу модулируют мою позицию. Государство не просто инструмент, а инструмент угнетения, подавления одного класса другим. Заполучившее в свои руки в первую очередь экономическую, а затем и политическую власть меньшинство с помощью государственного аппарата и орудий подавления - армии и полиции - отстаивает собственные экономические интересы. Вот каково государство, и потому я отказываюсь признавать такие мифические вещи, как "национальные интересы", "национальная гордость", "единое и сильное государство", а также тому подобную чушь, которую я часто слышу и вижу в медиасреде.
Есть только один интерес - экономический. Есть только одна вещь, которой общество может по-настоящему гордиться - отказ от системы эксплуатации одной группы людей другой. А подлинное единство невозможно в рамках государства, которое само по себе является продуктом и свидетельством непримиримой классовой борьбы.

@темы: Размышления и суждения, Передо мною что ни день, то схватка меж Мань и Чу на муравьиной куче...

URL
Комментарии
2014-11-06 в 00:06 

Arya Blackwater
Под холодный шёпот звёзд мы сломали задний мост...
вот думаю, есль ли такие упоротые люди, котрые всё-таки готовы перевести с немецкого фундаментальный труд Михаэля Киске "Искусство и материализм". Он, конечно, упоротый, но что-то в этом определённо есть

2014-11-07 в 13:55 

Madra rua
Рацио - это скучно. Настоящий ирландский герой первым делом побеждает логику
государство, как продукт общественного договора, является не более чем инструментом. Комментарии к Марксу и Энгельсу модулируют мою позицию. Государство не просто инструмент, а инструмент угнетения, подавления одного класса другим. Заполучившее в свои руки в первую очередь экономическую, а затем и политическую власть меньшинство с помощью государственного аппарата и орудий подавления - армии и полиции - отстаивает собственные экономические интересы. Вот каково государство, и потому я отказываюсь признавать такие мифические вещи, как "национальные интересы", "национальная гордость", "единое и сильное государство", а также тому подобную чушь, которую я часто слышу и вижу в медиасреде.

мне кажется, и да простится мне мое ирландское вольнодумие, что Вы тут свалили кучу вещей в один котел и немного перемешали.

Попробуйте "Кассандру" Веллера?
не скажу, что однозначно хорошая вещь, но кое-какие мысли в ней должны бы показаться Вам небезынтересными

2014-11-07 в 20:11 

Ляо Чжай
Деяния далекой старины Погребены в безвестности давно. Династий возвышенье или крах — Что мне до них? Не все ли мне равно!
Madra rua, что поделать, такое вот у меня хаотичное мышление.)
На самом деле, я очень урезал то, что хотел процитировать, из боязни, что длинные цитаты никто не станет даже бегло просматривать.
Веллера включу в список на прочтение, хоть и не очень хорошего мнения о нем.)

URL
2014-11-10 в 21:32 

Аманда Гриннингсон
Трудно быть скромным, будучи таким великим, как я.
Ляо Чжай, не стесняйся, не надо ничего урезывать. Чей дневник-то? Тем более, что вещи действительно небезынтересные.

   

Записки из кабинета Ляо Чжая

главная